Семнадцать ножевых: трагедия лучшей фигуристки СССР

Семнадцать ножевых: трагедия лучшей фигуристки СССР

27 апреля
490

Предательство родителей и нищее детство, триумф в Сараево и мировая слава, неудачные браки и алкоголизм, лечение в наркологической клинике и жуткая смерть. РИА Новости — о Кире Ивановой, первой в истории СССР медалистке Олимпиады в женском одиночном катании.

Издевался над жертвой

Вечером 20 декабря 2001 года в ОВД района Отрадное города Москвы поступил сигнал: в квартире дома номер восемь на улице Декабристов обнаружен труп женщины с многочисленными ножевыми ранениями. "Я почувствовала омерзительный запах. Позвала знакомую по этажу, мы потянули за ручку — дверь оказалась не заперта. Аккуратно зашли и в спальне увидели ее. Боже мой, на ней живого места не осталось! Наверное, маньяк какой-то был", — сказала прибывшим на место оперативникам соседка Маргарита Жирнова.

На залитой кровью кровати — среди мусора, бутылок водки и прочих следов бурных застолий — лежало изуродованное обнаженное тело. Это была тридцативосьмилетняя Кира Иванова, вице-чемпионка мира в одиночном фигурном катании (1985) и бронзовый призер Олимпийских игр 1984 года в Сараево.

"Мы восемь лет жили рядом, — рассказывала Жирнова. — Кира была очень хорошим, очень общительным человеком. Раньше постоянно тренировалась, потом занималась с детишками на катке. Но в последнее время не работала. И пила. Это ее, наверное, и погубило…"

Судмедэксперты установили, что в крови Ивановой содержалась смертельная доза алкоголя, а ее сердце остановилось два дня назад — 18 января. Улики говорили о том, что убийца издевался над жертвой: нанеся семнадцать ударов ножом, он отрезал спортсменке волосы и разбросал их по всему дому, после чего незаметно исчез.

Версия следствия о грабителе, который ценой убийства забрал награды чемпионки, отпала практически сразу. Все завоеванные медали и кубки Иванова продала задолго до кончины, о чем писала в своем дневнике. Единственное, что нашли следователи, — это значок участника Олимпийских игр в Лейк-Плэсиде (1980). Следов взлома на замке тоже не обнаружили, криков о помощи или звуков ожесточенной борьбы никто не слышал. Иванова сама открыла входную дверь — значит, за ней стоял кто-то из знакомых собутыльников. Все это навело на версию об убийстве на бытовой почве. Но преступника в итоге так и не нашли.

"Ей очень хотелось вырваться из нищеты"

Кира не любила давать интервью, особенно ей не нравилось отвечать на вопросы о своем трудном детстве. Отец ушел из семьи, когда она только училась ходить. Мать, страдавшая алкоголизмом, устраивала личную жизнь с новым мужчиной, а воспитание дочери делегировала бабушке.

"Мама вышла замуж, у меня появились отчим и сестра Лена. Но им было не до меня. Только бабушка меня всегда и любила. Ее интересовали все мои детские проблемы", — вспоминала потом Иванова, личные записи которой приводят авторы документального фильма "Смерть фигуристки". Именно Любовь Гавриловна поставила внучку на ноги и привела на каток в возрасте шести лет. Там ее заметила тренер спортшколы "Спартак" Ирина Аниканова, которая заложила спортивную базу и прониклась к юной ученице материнскими чувствами. Зная о непростом положении Киры, она сама покупала ей инвентарь, а также одежду и продукты.

Иванова отплатила тренеру мощным прогрессом — ее как перспективную фигуристку приняли в экспериментальную группу, созданную по распоряжению Минспорта СССР, откуда, по задумке, должна была выйти первая в истории страны медалистка самых престижных мировых соревнований в одиночном катании. Боссы отечественного спорта уже не знали, как иначе поднять дисциплину, безнадежно отстающую от мужчин-одиночников, спортивных и танцевальных пар.

Однако в дебютный сезон Ивановой — шел 1978 год — группу расформировали, признав бесперспективной. Кира попрощалась с Аникановой, которая вынужденно уехала из страны, и перешла к известному специалисту Виктору Кудрявцеву. Под его руководством 15-летняя фигуристка взяла серебро юниорского чемпионата мира во Франции, где показала несколько тройных прыжков и сложнейший по тем временам риттбергер. Такой результат уже считался прорывом — как-никак первая награда на столь высоком уровне.

"В координационном плане она была очень "липкой" фигуристкой, — рассказывает тренер-хореограф Алла Капранова, работавшая с Кирой с 1979 года. — Есть у нас такой термин, определяющий степень реакции восприятия от головы в ноги. Быстрые мысли — быстрые ноги: это важно в фигурном катании. У Киры этот показатель был очень высоким, поэтому она, не обладая большим шагом и особой гибкостью, добилась очень многого на льду. Именно эта, как я говорю, "липкость" превратила ее в маленькую симпатичную балеринку. Плюс ее характер: непременно добиваться того, чего хочется. По крайней мере, стараться. Она напролом шла к поставленной цели. Не помню, чтобы хотя бы раз пропустила тренировку. Очень ей хотелось вырваться из нищеты, заработать деньги, чтобы, как она сама выражалась, все у нее было..."

Любовь, дисквалификация и триумф

В 1979 году Иванова выиграла первое взрослое золото на чемпионате СССР и вошла в состав национальной сборной. Однако дебютный международный сезон не сложился: на ЧЕ Кира заняла десятое место, на ЧМ — 19-е, на Олимпиаде в Лейк-Плэсиде, где у СССР имелась только одна квота, — 16-е.

В 1980 году инициативу перехватила Елена Водорезова, подопечная знаменитого тренера Станислава Жука. Она выиграла чемпионат страны и поехала на ЧМ. Кира ответила победой на ЧР-1981, а через год — сменой клуба (перешла в "Динамо") и тренера. Предложение о сотрудничестве сделал недавно завершивший карьеру чемпион мира и серебряный призер Игр-1976 Владимир Ковалев. Иванова не смогла отказаться — она была в него влюблена. Десятилетняя разница в возрасте, штамп в паспорте фигуриста — их ничего не смущало. Оба не скрывали своих чувств и двигались к цели — медали Олимпийских игр.

Но в марте 1982-го только разгонявшаяся карьера Ивановой могла завершиться. На Спартакиаде народов СССР фигуристка стала первой, но не явилась на допинг-контроль. По самой популярной из версий, Иванова и Ковалев бурно отмечали победу и попросту забыли об обязательном тесте. Замять ситуацию не получилось: Киру дисквалифицировали и отлучили от сборной.

В следующий раз Иванова вышла на лед только в апреле 1983 года. Она с ходу взяла Кубок СССР, а затем удачно выступила на отборочных соревнованиях. Ее успехи и превосходная форма стали аргументом для возвращения в сборную. До следующей Олимпиады оставалось всего ничего.

Кира поехала на Игры-1984 в Сараево третьим номером. Елена Водорезова и Анна Кондрашова выступили неудачно, а Иванова, в которую никто не верил, выиграла первую в истории СССР бронзу. Все решил впечатляющий набор из пяти прыжков в три оборота в произвольной программе. Выполнить все идеально не получилось, но судьи высоко оценили старания Киры. Советскую фигуристку обошли только американка Розалин Самнерс и легендарная немка Катарина Витт.

В следующие четыре сезона Иванова неизменно брала серебро на чемпионатах Европы, лишь раз став второй на ЧМ. В 1988-м она вновь поехала на Олимпиаду, но превзойти результат Игр-1984 не получилось. После обязательной программы Кира лидировала, но грубые ошибки в короткой и произвольной программах отбросили ее на седьмое место.

Иванова решила, что это конец, и завершила карьеру. На тот момент ей было всего 25 лет.

"Очень скоро я уйду насовсем, но мне не страшно"

Оставив спорт, Иванова занялась тренерской деятельностью, снималась в кино, налаживала личную жизнь и мечтала о детях. После расставания с Владимиром Ковалевым она вышла замуж за артиста балета Большого театра Сергея Громова, но их брак довольно быстро распался. Параллельно Кира работала в Театре ледовых миниатюр Игоря Бобрина. Там она встретила своего второго супруга — одного из руководителей шоу Константина Тарелина.

Казалось, жизнь налаживается: рядом надежный мужчина, есть хорошо оплачиваемая работа… А в конце 1991 года и вовсе появилась уникальная возможность поработать тренером в частном клубе фигурного катания в Турции. Кира подписала контракт, но спустя две недели забеременела. Такой расклад перечеркивал все: работодатель имел право разорвать договор без выплаты компенсации. Пришлось выбирать: ребенок или работа. После долгих и тяжелых разговоров с мужем девушка решила сделать аборт. Но уже через три месяца турки все равно расторгли соглашение. Потеряв и работу, и чадо, Кира вернулась в Москву в состоянии морального опустошения.

Судьба словно испытывала Киру на прочность. Вскоре скончалась ее бабушка, потом совершила самоубийство младшая сестра Лена. Еще до истории в Турции Киру иногда замечали в приподнятом настроении. Но теперь она стала злоупотреблять алкоголем. Возвращаясь домой, муж часто заставал ее на кухне с бутылкой водки. Пытался вразумить, но тщетно: загулы и семейные ссоры не прекращались. В 1994-м году он не выдержал и подал на развод.

Вскоре Иванову поддержало родное "Динамо". Ей предоставили каток и учениц. Поначалу Кира фанатично отдавалась работе, специалисты даже отмечали ее тренерский дар. Однако в 1996-м случилось очередное несчастье — она попала в автомобильную катастрофу. Иванова перенесла несколько операций, долго восстанавливалась и… снова запила.

Тут же посыпались жалобы. Родителей ее учеников в "Динамо" возмущало частое появление тренера на катке в нетрезвом состоянии. Соседи по квартире негодовали из-за шумных попоек с участием подозрительных личностей. В 2000-2001 годах, понимая, что дела идут все хуже и хуже, Кира шесть раз лечилась от пагубного пристрастия в наркологическом диспансере. Но увы, ничего не помогало: она уходила в затяжные запои, страдала от бессонницы, кошмаров и головных болей.

В "Динамо" ее терпели до сентября 2001-го. Восьмого декабря, за двенадцать дней до смерти, убитая горем Иванова сделала последнюю попытку вернуться к нормальной жизни — позвонила фигуристке Елене Александровой с просьбой о трудоустройстве на катке в Медведково. Подруга обещала помочь, но Кира больше не вышла на связь.

"Очень скоро я уйду насовсем, но мне не страшно, — написала в своем дневнике Кира Иванова. — В свои тридцать восемь я прожила все, что только можно представить. И мировую славу, которая закончилась забвением. И любовь с предательством в финале. И смерть самых близких мне людей. И наследство от пьющей матери, вследствие чего мой организм смертельно отравлен алкоголем. Теперь я осталась одна, и мне больше нечего ждать от этой жизни…"

читайте также