Генсек ООН возмущен: Запад спасает себя, а не климат
26 июня
👁 356

Западный мир продолжает пребывать в ситуации, когда реальность ежедневно ведет яростный и упорный бой с миром сказочных фантазий. Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш, выступая на Австрийском всемирном саммите (это ежегодная климатическая конференция в Вене), заявил, что политика инвестирования в разведку и добычу ископаемых видов топлива недопустима и абсурдна.

Нужно отметить, что это далеко не первый подобный выпад Гутерреша в сторону государств, отчаянно пытающихся удержать на плаву все более кренящуюся мировую и национальные экономики.

В мае генсек, обсуждая результаты годового отчета ООН об изменениях климата, обрушился с критикой на все страны, либо наращивающие потребление природного газа, нефти и угля, либо отложившие так называемый зеленый переход до лучших времен. Гутерреш сокрушался, что государства, официально поставившие перед собой цель полной декарбонизации уже к 2050 году, вместо того чтобы ежегодно выделять четыре триллиона долларов на производство альтернативных источников энергии, предпочитают за гораздо меньшие деньги удерживать углеводороды на позиции энергетического базиса и балансира. Подобная политика, по мнению главы организации, это тупик, из которого нет выхода, и говорить о борьбе с глобальным потеплением здесь не приходится.

В марте господин генеральный секретарь отметился не менее одиозным спичем, в котором назвал инвестиции в добычу и потребление угля опасной глупостью.

Слова эти прозвучали в самый разгар антироссийской истерии, когда на волне очередных санкций западные страны сломя голову бросились искать альтернативных поставщиков энергоресурсов. Правда, очень быстро выяснилось, что одно дело хотеть и совсем другое — мочь. Заменить уголь из России, третьего по величине мирового экспортера, фактически нечем. Австралия, занимающая первую строчку по продаже своего черного золота, физически не способна закрыть образовавшуюся рыночную дыру, к тому же добыча там после того, как Китай ввел полный запрет на ввоз австралийского угля, ощутимо упала. Не помогла и Индонезия. Когда в декабре выяснилось, что в стране критически низкие (фактически нулевые) запасы угля на электростанциях, Джакарта, не мудрствуя лукаво, ввела тотальный запрет на экспорт. Позднее его сняли, но объем поставок даже близко не приблизился к показателям прошлого года.

Гутерреш тогда так расстроился, что обозвал ведущие экономики мира лунатиками, идущими к климатической катастрофе.

Здесь мы, наверное, впервые вступимся за лидеров западных стран.

Европейские предприятия сворачивают или резко уменьшают выпуск самой разной продукции (от автомобилей до сельхозудобрений), что уже к осени чревато если не голодом, то удивительными цифрами в ценниках на продуктовых полках. Инфляция бьет исторические рекорды, из-за нехватки рабочих рук часть полей Старого Света и Британии останется с неубранным урожаем.

За океаном дела ничуть не лучше. Антирейтинг Джо Байдена упорно стремится в списки рекордсменов, а Демократическая партия уже практически в открытую просит президента отказаться от планов баллотироваться на второй срок, ибо на ближайших промежуточных выборах республиканцы имеют все шансы с триумфом войти в обе палаты парламента. Происки российских шпионов и лично нашего президента, что бы там ни утверждал мистер Байден, тут ни при чем. За три последних месяца рядовой житель Америки сделал несколько поразительных открытий. Например, что без российских удобрений под угрозой не только рост американского агросектора, но и выход на показатели урожайности прошлого года. Также выяснилось: бензин и дизель могут стоить и пять долларов за галлон, и даже иногда семь. Это в стране, где на 332 миллиона граждан приходится 276 миллионов автомобилей, из которых 11 миллионов — тяжелые седельные грузовики, тянущие на своих плечах основную ношу внутренней логистики и грузоперевозок.

Что происходило с ценами на углеводороды в прошлом году, помнят все.

Зимой — весной главным вопросом, что занимал равно политиков, энергетиков и простых граждан, была верхняя планка, до которой смогут допрыгнуть цены на газ. В марте мы это узнали. Выяснилось, что прежние рекорды в тысячу и две тысячи долларов вовсе немного, в марте текущего года газовые фьючерсы на лондонской бирже ICE бронебойным снарядом пробили отметку в три тысячи.

Здесь можно было написать, что происходит это из-за попыток выдавливания России с экспортных рынков углеводородов, но это было бы правдой лишь отчасти. Да, наша страна является ведущим экспортером газа, нефти и угля, но все попытки изоляции закончились провалом. Поставки пусть со скрипом и множеством проблем, но переориентировались на Восток, а образовавшийся дефицит лишь подстегнул цены. В результате, по оценкам западных аналитиков, Россия только с начала СВО заработала на продаже энергоресурсов свыше 90 миллиардов долларов, с лихвой покрыв все издержки, расходы и потери.

Любой, кто хотя бы изредка следит за новостями, прекрасно понимает, что мировой кризис не только не закончился, он, скорее всего, даже не доплыл до экватора. Понимают это и в высоких кабинетах, делая все возможное, чтобы проскочить турбулентный период с минимальными потерями.

Выполнить это можно только при соблюдении двух условий: наличия энергоресурсов в минимально достаточном количестве и по приемлемой цене. В пору тотального дефицита и нестабильности рынков остается не так уже много вариантов и самый надежный — вернуть на сцену привычные источники энергии.

Пока Пекин строит планы роста, в Британии думают, как в принципе пережить грядущую зиму. Английские СМИ со ссылкой на свои источники в правительстве сообщают о переговорах, которые Уайтхолл ведет с крупнейшей энергетической компанией EDF.

Суть переговоров пронзительно проста. Лондон просит оператора отменить вывод из эксплуатации нескольких угольных электростанций, одна из которых, West Burton A, отпраздновала свой пятьдесят шестой день рождения. От угля и работы этих старичков зависит свет и тепло почти в двух миллионах британских домохозяйств. Да-да, вы не ослышались, речь идет о Великобритании, годами с апломбом уверявшей весь мир в том, что ей достаточно собственных ветряков в Шотландии, а уголь и нефть — это пережитки прошлого. Более того, именно британцы были главными застрельщиками экологической реформы и принудительной декарбонизации Европы.

Мы живем в поразительное время: на сломе не только эпох, но также исторических стереотипов. ООН и прочие некоммерческие конторы могут сколько угодно повторять мантру о борьбе с глобальным потеплением, неуступчивая реальность и законы физики в ответ будут все сильнее разворачивать стрелку экономики назад, к проверенным надежным решениям, среди которых фотоэлектрические панели и ветрогенераторы пока не числятся. Как говорится, уголь уже вытащили из чулана презрения, осталось вспомнить про дрова.